Первый открытый трансгендерный офицер в ЦАХАЛе

Шахар Эрез, первый открытый трансгендерный офицер в ЦАХАЛе. Трансгендерный камин-аут сложно совершить даже единожды. Шахару Эрезу, первому открытому офицеру-транссексуалу в ЦАХАЛе, это пришлось делать дважды.
 

Впервые Шахар открыто заявил о своей трансгендерности в 16 лет, но ему так хотелось служить в армии, что Эрез снова затаился «в шкафу»: юноша серьезно опасался, что в противном случае его либо не возьмут в ЦАХАЛ, либо трансгендерный статус значительно осложнит ему службу. Поэтому в армию он пошел как женщина.
 

А потом, два года спустя, по настоянию командира, который был к нему весьма благосклонен, Эрез совершил камин-аут вторично. И сослуживцы его безоговорочно поддержали. Более того: расходы на его гендерную трансформацию покрыла солдатская медицинская страховка, оплатившая и инъекции тестостерона, и хирургическую операцию по удалению молочных желез (мастэктомию), и реконструкцию груди.
 

Сегодня Шахару Эрезу 23, и он утверждает, что ему есть что сказать всем молодым людям, которые чувствую себя иными, а не только тем, кто является трансгендером. «Я надеюсь, что смогу передать им то чувство, которое обрел в Армии обороны Израиля. Это ощущение того, что я ничем не хуже остальных».

Не все безоблачно на израильским армейском горизонте: в ЦАХАЛе не решены все проблемы солдат-гомосексуалов, в стране усиливаются консервативные настроения. Все это сказывается и на военной сфере. Звучат требования об отстранении женщин от службы в боевых частях — и это в то время, как все большее количество девушек стремится попасть именно туда. Как многим известно, в Израиле призыв обязателен как для мужчин, так и для женщин, однако долгое время девушек старались держать подальше от «линии фронта». Со временем эта политика стала меняться, поскольку женщины все чаще изъявляли желание проходить службу в элитных боевых единицах, и многим ультраортодоксам это оказалось не по вкусу.
 

Шахар Эрез, выросший в маленьком израильском кибуце, знал о своей непохожести на других с детства. Но, как и многие трансгендерные люди, не понимал, что с ним происходит: ему не хватало ни знаний, ни слов для того, чтобы выразить свою идентичность. Так продолжалось до тех пор, пока судьба случайно не свела его с другим транссексуальным парнем.
 

«Я спросил его, что это означает, и он ответил: „Это означает, что я родился женщиной, но на самом деле я мужчина“. Это меня шокировало. Я взлянул на него и спросил: „Значит, такое возможно?“ В ответ он улыбнулся и ответил, что да».
 

Для Эреза это стало откровением и в то же время — недостающей частью паззла. Вскоре он открылся друзьям и родственникам и стал жить как обыкновенный мальчишка-подросток. Но когда пришло время призыва в ЦАХАЛ, Шахар испугался, что если в армии станет известно о его гендерной идентичности, это создаст ему проблемы. Поэтому он решил молчать и снова «превратиться в девушку».
 

«Меня воспитывали в семье, которая считала, что отдавать все силы своей стране, служить своей стране, своему обществу, — некое базовое понятие. Это были те ценности, на которых я вырос, — рассказывает он сегодня. — Для меня было очевидным, что я пойду служить в армию и сделаю для этого все, что в моих силах. Я не хотел, чтобы этому что-то помешало».
 

Перед отправкой на офицерские курсы Эрез стал понимать, что камин-аут может стать правильным шагом, и не только для него самого, но и для армии в целом. Для офицера очень важным является вопрос того, как строить отношения с сослуживцами, и Шахар понял, что с теми солдатами, которые будут находиться под его командованиями, он должен выстраивать максимально честные и прозрачные отношения. Тогда он и решил, что снова должен совершить камин-аут и заявить о том, кто он такой на самом деле.
 

Через полтора года службы и нескольких месяцев раздумий Эрез отважился на повторный камин-аут. Для этого он выбрал собрание, проводившееся в последнюю неделю его офицерского курса. На собрании один из его друзей должен был прочесть лекцию о проблемах ЛГБТ-сообщества. Эрез рассказал свою историю, после чего попросил сослуживцев обращаться к нему как к мужчине, используя местоимения мужского рода.
 

«Я сказал им, что поделился своей историей не для того, чтобы они могли меня лучше узнать, а для того, чтобы сам я смог стать лучшим офицером», — объясняет он сегодня.
 

Шахар не согласен с тем, что ЦАХАЛ, рассказавший о нем на своем официальном сайте, использует его историю для того, чтобы отвести от себя критику. Недовольные Израилем называют подобную методику словом «пинквошинг» (pinkwashing), или «розовая промывка мозгов». «Розовая» — потому, что на западе этот цвет является символом ЛГБТ-сообщества. Промывка же мозгов, по мнению критиков государства, заключается в том, что Израиль любит рассказывать, как хорошо живется в стране геям, лесбиянкам и трансгендером, и сколько всего полезного делается для защиты их прав, тем самым отвлекая внимание от недовольства своими действиями на Ближнем Востоке.
 

Напротив, считает Эрез, ЦАХАЛ предоставил ему платформу, чтобы заявить о себе. В том числе и на международном уровне. Находясь в США и Канаде в составе специальной группы Министерства обороны Израиля, Шахар, исходя из собственного опыта, смог рассказать о том, каково служить в ВС трансгендерному человеку. Для Америки это по-прежнему остается проблемой, в канадской армии руководящие принципы в этой области разработаны еще в 2012 году, но до сих пор окончательно не утверждены. Вот почему Эрез считает, что его личная история поможет не только американским транссексуалам, желающим вступить в армейские ряды, но и поспособствует интеграции стран.
 

«Израиль — прогрессивное в отношении ЛГБТ государство, и это никак не связано с палестинско-израильской ситуацией», — заявляет он.
 

По словам Эреза, первое, что он услышал от сослуживцев после камин-аута, — это поздравления. Девушки, соседки по казарме, поинтересовались, почему он так долго держал в тайне свою идентичность, несмотря на то, что все это время они были столь близки. А потом тоже поздравили и сказали, что гордятся им.
 

К настоящему моменту Шахар Эрез служит в ЦАХАЛе уже пять лет с учетом трехгодичной срочной службы. Помимо основной работы он выступает в качестве консультанта армейского управления по гендерным вопросам. Кроме того, Эрез надеется стать примером для других призывников-трансгендеров, заверяя, что их статус не помешает им служить в армии. По словам Шахара, в ЦАХАЛе он знает многих транссексуальных мужчин и женщин.
 

В будущем он собирается получить степень бакалавра в области машиностроения. Но даже когда Шахар Эрез уйдет из армии, он не перестанет консультировать и помогать другим трансгендерным новобранцам. «Я обещал себе, что даже после того, как демобилизуюсь, не перестану заниматься этим вопросом, — говорит он. — Потому что чувствую, что на мне лежит большая ответственность, кроме того, я обладаю опытом, который обязан использовать для того, чтобы помочь другим».

Источник: http://upogau.org//


23.05.2017

Полезные статьи