Я — трансгендерный человек, и мне нужен бодипозитив

Я люблю бодипозитив. Почему бы мне его не любить? Я двумя руками «за» всякое движение, которое помогает принимать себя и относится к себе немного добрее. В последние пару лет, когда лекарства радикально меняли мое тело, которое я знал так давно, мне очень помогли бодипозитивные утверждения и удивительные активистки, которые их произносили. Благодаря этим людям и утверждениям я восстановил здоровые отношения с моим телом и собой. 

Я чувствовал, что могу опереться на бодипозитив как на старого друга, который всегда подставит плечо в тяжелый момент. Так было, когда доктор впервые приписал мне «лишний вес», так было, когда у меня началось пищевое расстройство и я стал считать калории, так было, когда я узнал, что на задней поверхности бедер могут появляться растяжки, и запаниковал от этих изменений.

(Будь благословен Тамблер и все бодипозитивные ребята, которые приходили мне помощь).

Но.. вы же знали, что будет «но», правда?... Я не могу сказать, что всегда чувствую себя частью этого движения, понимаете? Иногда я думаю, к кому на самом деле обращается это движение.

Бывают моменты, когда адресат — точно, совершенно точно не я. 

Иногда риторика бодипозитивного движения для меня как трансгендерного человека, который не идентифицирует себя с полом, приписанным ему при рождении, становится … отталкивающей. 

Самая острая проблема, которая приходит на ум, это мантра «Люби свое тело таким, какое оно есть, не важно, какого оно размера и формы». Дополнительные вариации: «Тебе не нужно ничего менять!» и «Полюби свои неровности!».

Вообще-то, я не могу.

Как транс*человек, я переживаю дисфорию. Это значит, что у меня есть значительные проблемы с некоторыми частями моего тела, которые я связываю с гендером, с которым я себя не идентифицирую. Это больше похоже на «Черт подери, я не могу примириться с моим телом ни сегодня, ни когда бы то ни было, потому что это тело говорит миру, что я женщина, когда, на самом деле, это не так».

Как выглядят мои «плохие» дни? Я не могу выйти из дома. Я горько плачу, словно завтра не наступит. И невыносимая тяжесть в груди не позволяет мне даже просто дышать, не говоря уж о том, чтобы действовать как взрослый человек, которым я предположительно являюсь.

Но вопреки утверждениям, которые наводняют мою ленту в Тамблере, речь идет не о ненависти к себе, и даже не о ненависти к этому телу — это очень хорошее тело, и оно отлично мне служило в горе и в радости.

Речь идет о ненависти к тому, что мое тело стало символизировать. Это двойное послание и мисгендеринг, которые возникают, если имеешь «женское» тело, но маскулинную гендерную идентичность. Речь о том, как мое тело вынуждает меня чувствовать себя невидимым — как оно обманывает окружающих, которые видят во мне то, чем я не являюсь.

И никакая любовь к себе и уважение не могут изменить тот факт, что когда я выхожу в мир, мое тело опережает меня, и стирает очень важный аспект моей идентичности. 

Тревога, которая у меня ассоциируется с некоторыми частями моего тела, и невидимость, которую я ощущаю из-за этого, в конечном счете означают, что мое тело и я не можем заключить мир. Мне нужно изменить мое тело, чтобы быть здоровым, функциональным и менее дисфоричным.

Это также означает, что все эти подписи в Инстаграмм вроде «Ничего не меняйте, вы прекрасны такими, какими вы являетесь!» — надо же! — заставляют меня чувствовать, что я делаю все эти «бодипозитивные вещи» неправильно и «не подхожу» под них, раз гормональная терапия и мастэктомия необходимы мне для моего психологического благополучия.

Реальность такова, что для меня опасно не менять мое тело. По опыту многих транс*людей, дисфория действительно способна «изнашивать» нас. А когда что-то, столь неприятное, продолжается безо всяких вмешательств, это может причинить серьезный вред. 

Итак, как же выглядит мой бодипозитив?

Он разрушает гендерную бинарность, признавая, что не все мы является «мужчинами» или «женщинами», и что некоторые из нас, вроде меня, небинарны. Люди всех гендеров (и тела, которыми они располагают) заслуживают видимости, поддержки, репрезентации и уважения.

Он признает, что независимо от нашей гендерной идентичности, мы все сталкиваемся с фэтфобией и культурой похудения. И что всем нужно место, чтобы вести эту сложную борьбу своими собственными средствами. 

Мой бодипозитив не опирается на идею, что все тела совершенны такими, какие они есть, потому что для некоторых из нас это не соответствует личному опыту. Но все тела достойны. Это значит, что мы должны относиться к ним с любовью и заботой, в чем бы эта забота не проявлялась для нас.

Мой бодипозитив говорит, что мы должны вернуть себе право собственности на наши тела. Иногда это означает, что наши тела должны быть такими, какие они есть, вытесняя вредные идеалы тела, заменяя их на любовь к телу.

Но иногда требуются изменения. Иногда это означает, что нужно избавить свое тело от дисфории и сделать выбор, который необходим для нашего здоровья: здоровья, которые мы провозглашаем на наших собственных условиях. 

Иногда мы должны перейти к телам, которые нам нужны, чтобы чувствовать себя хорошо. И это абсолютно нормально. Иногда модификация наших тел может быть нашим величайшим актом любви к себе.

Для меня главное, чтобы мой бодипозитив никого не оставлял за бортом. Мой бодипозитив еще развивается. Он самокритичен, изменчив. И он растет, чтобы охватить всех и кажд_ую. Толстые люди, люди с инвалидностями, PoC, трансгендерные люди и все пересечения между ними — в этом движении должно быть место для тебя.

И я призываю вас, сторонники бодипозитива, не просто «оставлять место» для транс*людей, но и включать нас. Наши хэштэги, наши лозунги, наши смелые фото с растяжками, наши вдохновляющие цитаты, наши купальники и короткие топы, и вся ваша гордость и самоценность, которая за этим стоит.

Ведь когда мы говорим «все тела», что мы на самом деле имеем в виду?

Источник: http://www.ravishly.com/


18.05.2017

Полезные статьи