Ступеньки. Глава 6

Ступеньки

Юлия Богельфер

Глава 6

 

Как таковой зимы в этом году не было, ни снега, ни морозов. Все это плавно и незаметно перешло в апрель, и я обнаружила, что на деревьях уже распускаются листья.

 

Мы живем с Иришкой, собакой Линдой и Пумкой, которая уже подросла и стала похожа на настоящую кошку.

 

Я слышу звонящий телефон и совершенно не хочу выныривать из сна. Но телефон упорствует.

 

- Ир, - бурчу я, - отключи ты его.

- Кого? – не проснувшись спрашивает она.

- У тебя телефон…

 

Ирка мгновенно просыпается, тянется к телефону, и моментально меняет выражение лица. Она удаляется с телефоном на кухню, а я лежу раздираемая любопытством. К счастью Ирка возвращается очень быстро, я вопросительно смотрю на нее.

 

- Муж, - отвечает она на еще незаданный вопрос.

 

У меня совершенно вылетело из головы, что Ирка замужем. Мы никогда не поднимали эту тему, она никогда ничего мне не рассказывала про него и как-то по умолчанию предполагалось что она разведена. Я знала, что это не так, я видела печать в ее паспорте, но эта информация как-то не осела у меня в голове.

 

- Чей муж? – задаю я идиотский вопрос, просто потому что не знаю, что спросить.

- Мой муж, Жень. У меня есть муж, с которым мы давным-давно расстались, но официально я все еще за мужем.

- И что? А чего ты так расстроилась? – интересуюсь я.

- Он хочет со мной развестись.

Я вопросительно смотрю на нее ожидая продолжения.

 

- Для этого нам надо с ним встретиться, - тихим голосом сообщает Ирка, - а я совсем этого не хочу.

- Ну так не встречайся.

- Ему надо развестись быстро, а если я не приду, то это затянется. А ему приспичило жениться, она ждет ребенка, ну и все в таком духе…

 

Она начинает плакать, я обнимаю ее, я совершенно не понимаю, что именно так ее огорчило. Я уже заранее ненавижу этого мужа, потому что она плачет. И мне по сути не важны подробности этих переживаний. Для меня достаточно того, что по его милости она расстроена.

 

- Жень, пойдем вместе, - всхлипывая предлагает Ирка.

- Пойдем, - соглашаюсь я, - А куда?

- В ЗАГС, разводиться, - поясняет Иришка.

- Я конечно, с тобой схожу, но ты уверенна, что хочешь облегчить ему жизнь?

- Ему нет, но девушка то его тут не причем. Она беременна, ясное дело хочет замуж. Она же ничего плохого мне не сделала.

 

Иришкин подход весьма озадачивает меня. Озадачивает не то, что она тащит меня с собой в этот идиотский ЗАГС, а то как она думает о будущей жене своего в общем то бывшего мужа.

 

После того как Ника заявила мне, что хочет замуж, свадьбу как у всех и прочие атрибуты, у меня развилось стойкое неприятие к таким словам как муж, ЗАГС, свадьба, невеста, семья. И на первом месте в этом списке стоит слово муж. Сначала мне казалось, что такие эмоции вызваны просто ревностью. Сейчас понимаю, что не в ревности дело, а в том лицемерии которое окружает этот мой список из пяти слов. Нарисованная радость на лицах во время самой свадьбы, сменяется нарисованным на тех же, но изрядно постаревших лицах, благополучием. Цель – все как у всех. Вместо любви разочарование и раздражение, вместо мужчины нечто, валяющееся на диване в брюках над которыми нависает живот, вместо женщины существо, тщательно скрывающее морщины под слоем макияжа по праздникам, во все остальное время, погрязшее в бесконечных заботах о детях, добывании пищи, болтовне по телефону и прочей ерунде, существо, напрочь позабывшее о том, что до свадьбы оно было женщиной. Все делают вид, что всем довольны, и настолько заигрываются в это благополучие, что уже сами начинают верить, что имеют именно то, к чему стремились. Если муж не пьет и работает, то это уже великое счастье, большего и хотеть невозможно. Он не помнит о том, что он мужчина, она не помнит о том, что она женщина. Все довольны.

 

Ирка обменивается какими-то стандартными фразами приветствия со своим мужем, который в недалеком будущем наконец-то окончательно станет бывшим, представляет нас друг другу, а он свою будущую жену, а я стою совершенно, онемев от увиденного. Невозможно предположить, что в таком огромном городе, мы все четверо могли не только встретиться, но и оказаться друг другу бывшими, настоящими и будущими. Иркин муж оказался именно тем, к кому ушла от меня Ника, которая стоит здесь и сейчас передо мной и старательно пытается дать мне понять своими глазами, что надо сделать вид, что между нами не только ничего не было, что мы вообще с ней не знакомы. Я смотрю на девушку, которую любила до безумия и с трудом узнаю ее. На ее лице появился тот самый потухший взгляд, который всегда пугал меня в других, даже чужих для меня глазах. На ее лице появилась гламурная маска благополучия, стандартный макияж, который всегда ассоциировался у меня с карнавалом. Она стоит и смотрит на меня, а я считываю с ее лица информацию о том, как она жила все это время. Она променяла меня на стандарт, прописанный кем-то непонятно где, на возможность рассказывать всем, что у нее есть муж, на какого-то дешевого фраера, который кроме себя не видит никого и ничего, который даже не сможет оценить ее нежности, потому что вряд ли она сможет ему это дать. Я не вижу блеска в ее глазах, я не вижу в них того, что видела, когда мы были вместе. Для чего ей это понадобилось? Чтобы родить ребенка? По-моему, одно с другим не сильно связано. Наверное, я так никогда и не смогу понять этого ее поступка. Я вижу в ее глазах невероятную тоску.

 

- Жень, - теребит меня Ирка за рукав, - ты где?

- Здесь, - выхожу я из ступора, - я здесь, просто задумалась

- Ну идем? Жень, ты какая-то странная, честное слово…

- Я нормальная, я тебе потом все объясню.

 

Ирка удивленно смотрит на меня, и мы все вчетвером направляемся в ЗАГС, где моя Иишка напару со своим бывшим начинают носится в поисках каких-то заявлений, начальников и кабинетов, а мы с Никой остаемся наедине. Это напрягает меня так, словно рядом со мной не моя бывшая девушка, а стая аборигенов, которые рассматривают меня, а я не имею ни малейшего представления об их обычаях и нравах и даже не знаю, не людоеды ли они.

 

- Я искала тебя, - нарушает тишину Ника.

От звука ее голоса мне становится еще хуже.

- Я пойду покурю, скажи Ирке, что я жду ее на улице, - сообщаю я с четким намерением удалиться.

- Жень, поговори со мной, - тихим голосом просит Ника

- О чем? – не понимаю я

- Мне не хватает тебя…

- Это был твой выбор, - пожимаю плечами я.

- Кажется я ошиблась, мне так хотелось, чтобы все было как положено, ну там семья, дети…

- Ника, избавь меня, пожалуйста, от этих никому не нужных метаний. Ты взрослая девочка.

- Ты ненавидишь меня? – спрашивает Ника

- Ника, ненависть достаточно сильное чувство и в сложившейся ситуации к тебе оно вряд ли применимо, - стараюсь говорить я как можно спокойнее, но чувствую, как ярость начинает сжимать мое горло.

- Как Настя? – пытается сменить тему Вероника.

- Не знаю, - честно отвечаю я.

- То есть как не знаешь? – удивляется Ника.

- Она ушла вскоре после тебя. Я не хочу об этом говорить и тем более с тобой.

- Ушла из-за меня?

- Нет. Ника, прекрати этот допрос, - завожусь я, доставая из кармана пачку сигарет.

- Женечка, мы же не можем просто так сегодня взять и разойтись по домам. Не может все вот так закончиться. Я искала тебя по всем телефонам…

- Прекрати в конце концов этот идиотизм! – взрываюсь я и хватаю ее за локоть, - Ты считаешь, что можешь вот так просто уйти от меня к какому-то придурку, а потом стоять передо мной и делать вид, что мы не знакомы, ты считаешь…

- Не ори, - прерывает меня Ника, - на нас люди смотрят.

- Да мне наплевать, кто и как на меня смотрит! Ты хотела поговорить? Отлично! Ника, я любила тебя, понимаешь! И ты сделала мне больно! Ты предала все во что мы с тобой верили! Ты предала меня! Променяла на этого плешивого болвана!

- Женя, перестань, - пытается остановить меня Вероника.

- Перестать что? – неистово ору я, - Говорить правду? Она тебе не нравится? Мне наплевать, что тебе нравится, а что нет. Мне противно не только говорить с тобой, но и просто видеть тебя. Ника! Ты похожа черт знает на кого! В этой кретинской помаде, с когтями как у вампира, нелепыми стразами на брюках. Твою мать, ты похожа на дешевку из ближайшей подворотни! Посмотри на себя! Во что ты превратилась…

 

Мой словесный поток прерывает Ирка, которая незаметно подошла ко мне сзади и осторожно положила руку мне на плечо. Я замолкаю и оборачиваюсь. Муж стоит позади Иришки, широко раскрыв рот от непонимания происходящего, публика с интересом наблюдавшая за нами с трудом скрывает разочарование от того что сцена явно подходит к финалу.  

 

- Идем в машину, - тихо говорит Ирка, мягко беря меня за руку. Я обнимаю ее и нежно целую в щеку.

Я бросаю на Нику уничижающий взгляд, и мы с Иришкой направляемся к выходу.

- Мне кто-нибудь объяснит, что тут случилось? – робко интересуется муж, когда мы проходим мимо него.

Я оборачиваюсь.

- Ты умудрился превратить в курицу, одну из самых достойных и красивых женщин этой планеты. Вот что тут происходит.

 

Муж застывает, явно ничего не понимая. Я вижу боковым зрением как Вероника вся съежилась, прекрасно зная, что я не закончила. И я продолжаю, держа при этом Иришку за руку.

 

- Я не знаю, зачем она с тобой, но, если она когда-нибудь скажет, что ты сделал ее несчастной, я выну из тебя мозг и затолкну его тебе в задницу.

 

Мне невероятно хочется врезать этому бывшему моей нынешней и будущему моей бывшей, но взгляды обеих девушек останавливают меня, и я заканчиваю лишь тем что интересуюсь у него:

 

- Я ответила на вопрос?

- Вполне, - явно лжет он, и обращаясь к Иришке добавляет, - созвонимся.

- Даже не думай ей звонить! – спокойно заявляю я.

- Она права, - вклинивается в разговор моя девушка, - у меня нет ни малейшего желания общаться с тобой ни сейчас ни в хоть сколько-нибудь обозримом будущем. И я очень советую тебе бережно заботиться об этой Веронике, потому что она, – Ирка кивком головы указывает на меня, - сделает то, что говорит, и тебя спасет только то, что твой мозг настолько мал, что твоя задница не сильно пострадает.

 

Мы подходим к машине.

 

- Может я сяду за руль? – осторожно спрашивает Ирка.

- Я в порядке, не переживай, - отвечаю я, открывая машину.

- Жень, - начинает Иришка, пристегивая ремень

- Погоди секунду, - прерываю я девушку, - послушай меня. Ир, я очень люблю тебя, правда очень, и я не хочу, чтобы ты брала в голову всю это ерунду. У нас все будет хорошо, и я обещаю тебе, что буду стараться сделать все, чтобы ты была счастлива.

- Я знаю, Жень, - улыбается мне Иришка, - я тоже тебя очень люблю. Вы с ней долго были вместе?

- Она из прошлой жизни, Ир. Можно я не буду ничего рассказывать?

Она молча кивает и прижимается ко мне.

 

Мы живем с Иришкой в нежной гармонии целый год, и кажется ничто не может это изменить или потревожить. У Ники родилась дочка, которую она назвала Женькой, о чем непременула поставить меня в известность. Я достаточно прохладно отнеслась к этому событию, хотя моему самолюбию это в какой-то мере польстило. После рождения дочки Вероника как-то пару раз еще мне звонила с целью встретиться со мной и о чем-то поговорить. Но ее попытки не увенчались успехом, и она ограничилась поздравлением на Новый Год в смс-формате.

 

Мы с Иришкой проводим майские праздники в Крыму, взяв Линду с собой. Собака, впервые увидев море, сначала очень испугалась то ли такому количеству воду, то ли тому что вода непривычно соленая. Спустя пару дней Линда привыкла и весело играла с волнами на пустом пляже. Мы часами сидим с Иришкой на камнях, смотрим на волны и строим планы по покупке второй машины, мечтаем о поездке на Тибет и Аляску.

 

- Жень, а давай вообще переедем туда жить!

- Куда? – уточняю я.

- На Аляску, конечно, -смеется Ирка.

- Давай переедем. Там снег и ночь полгода.

- Здорово! Представляешь чистый снег, мы с тобой на снегоходе по маленькому городку едем в магазин, - фантазирует Ирка. - а в отпуск будем выбираться куда-нибудь к теплому морю, например, на Гаваи.

 

Я обнимаю ее, и мы продолжаем рассматривать искрящуюся на солнце пока еще холодную морскую воду. Линда набегавшись устраивается рядом с нами на камнях, положив свой длинный нос Ирке на колени. Она гладит шелковистую шерсть собаки.

 

- Жень, а ей же там будет холодно, она лапы все время поджимать.

- Линда, - обращаюсь я к собаке, - ты на Аляску хочешь.

 

Собака смотрит на меня так, словно взвешивает полученную информацию, и потом тяжело вздохнув отворачивается.

 

- Ир, по-моему, ей не понравилась эта идея, - улыбаюсь я.

- По-моему тоже. Ну тогда не поедем. Как ты думаешь, что будет, если снести стену между кухней и комнатой? – неожиданно спрашивает Ирка.

- Всю стену снести не получится, потому что около окна внутри стены проходит труба с горячей водой. А полстены можно запросто снести, получится очень здорово. – отвечаю я, - давай летом ремонт сделаем, раз уж на Аляску мы не переезжаем.

- Женька, не смейся надо мной, я же серьезно говорю.

- Я тоже абсолютно серьезно говорю. Давай ремонт сделаем.

 

 

Иришка соглашается, и мы начинаем строить грандиозные планы по обустройству нашего жилища. Мы продумываем все до мелочей, не исключая цвета штор и пледов. Мы сидим на берегу и еще не догадываемся, как круто изменится наша жизнь, буквально с наступлением первых летних дней.

 

Продолжение следует...

 

Все права защищены


23.02.2018

Полезные статьи