Борьба за усыновление

Познакомьтесь пожалуйста. Это Михаил и Давид, семейная пара из Санкт-Петербурга и новые репатрианты в Израиле. Михаилу 30 лет. Он лингвист, переводчик- синхронист, свободно владеющий английским, французским, испанским и арабским. При его способностях к языкам от свободно иврита его отделяют лишь несколько месяцев. Давиду 29, он стоматолог. Ребята познакомились в Санкт-Петербурге семь лет назад, на вечере танго для однополых пар. Оба отлично танцуют танго более того преподают его. Они мечтают открыть в Израиле школу танго для однополых пар, аналог той самой, что соединила их судьбы семь лет назад. “Это будут социальный проект для ЛБТ общины,- говорит Михаил.- Мы были изумлены, кода обнаружили, что подобно проекта в Израиле при всей его толерантности к гей сообществу до сих пор нет“.
 

Семь лет знаковое число в иудаизме. Они начали встречаться почти сразу, как познакомились. Спустя некоторое время стали жить вместе, а через три с половиной ода поженились в Дании.
 

“На тот момент было не так много стран, де однополые пары моли вступить в официальный  брак не будучи гражданами страны,- говорит Михаил.- Дания была наиболее приемлемой из них: член Евросоюза, находится не далеко от Питера и отличается лояльностью к однополым парам. Так в Дании существует даже не коммерческая организация, которая помогает гомосексуальным парам собрать документы для бракосочетания. Свадьба была камерной, очень уютной и красивой: мы собрали компанию самых близких друзей и родных, включая отца Миши. А момент свадьбы мы и не думали о переезде в Израиль; более того, мы были уверены, что Израиль, как и большинство стран, не признает однополые браки, поэтому нашей с Давидом семье въезд туда заказан”.
 

Однако через некоторое время Михаил случайно узнал, что Израиль не проводит различия между гомосексуальными и гетеросексуальными семьями. А членов обоих типов семей распространяется закон о возвращении. Решение о репатриации было почти принятым.
 

“Нас часто спрашивают, - продолжает Давид, - зачем мы поженились. Честно говоря, вопрос странный. А зачем женятся гетеросексуальные пары. Мы с Мишей жили задолго до свадьбы, и у нас была полноценная семья. Мы любили друг друга, вели общее хозяйство, и строили планы на жизнь - это ведь точно тоже самое, что делает и гетеро пара. Но пожениться официально было верным решением. После свадьбы пришла уверенность, что мы - это навсегда, что мы это серьезно. У гетеро пар происходит тоже самое, верно? Так в чем же разница между желанием пожениться в гомосексуальной и гетеросексуальной паре? Вы не поверите, но разницы никакой нет. Однополые пары хотят создать семью по тем же самым причинам: уверенность, стабильность, защищенность, желание вместе стариться, и конечно желание иметь детей. Мы хотели и хотим иметь и воспитывать собственных детей. При этом вопрос суррогатного материнства для нас закрыт по ряду причин. Одной из основных является то, что нам всегда было непонятно - если в мире так много детей, которые остро нуждаются в семье и родителях, а у нас есть и семья, и стремление стать родителями,- почему бы не усыновлять детей. Этот аргумент  был одним из основных, кода мы думали о переезде в Израиль. В России однополая пара практически не имеет шансов усыновить ребенка. И в России ни из-за рубежа”.
 

Россия все больше закручивала гайки в отношении однополой любви. Жить в царстве Милонова и Мизулиной становилось все менее комфортно, наблюдать за положительной реакцией большей части общества  становилось все страшнее, и ребята уехали из России в Израиль.
 

Михаил: “Мы в стране всего месяц. Все как у всех, проходим те же этапы: покинутая зона комфорта, сомнения, квартиры, ульпан, эйфория, растерянность, страхи, планы на будущее. И поверх всего этого - волшебное ощущение- уа, аллилуйа! Мы дома, мы в стане, де никто не ставит себе цель поговорить о нашей ориентации  и образе жизни и научить нас жить правильно. Тут можно быть семьей без оглядки на окружающих. И среди всей этой эйфории вдруг как ром среди ясно неба - запрет на усыновление детей однополыми парами. И ведь самое не приятное вот что: это не ляпнул кто-то с улицы,  не подумав. Это выражение официальной позиции государства - мол мы им не доверяем, за ними лаз да лаз нужен, еще научат детей плохому. И формулировка эта, она же до зубной боли показывает то, что люди не понимают, что говорят. Еи не могут усыновлять детей, потому что воспитание в однополой семье может негативно сказаться на ребенке? Это явно высказывание человека не знакомо ни с однополыми парами, ни с многочисленными исследованиями на эту тему. Ориентацию нельзя привить воспитанием. Кода это не понимали в России, было смешно и обидно. Кода это не понимают в продвинутом израильском обществе и мнение такое высказывает не религиозный деятель, а представитель государственной власти - это страшно и растерянно”.
 

Давид: “Понимаете, мы уезжали от такого вот мракобесия в России. Сейчас возник эффект дежа вю: там тоже все начиналось с таких вот мелочей. Кто-то что-то де-то сказал, часть общества посмеялась, мол, не может у нас такого быть. Часть возмутилась, часть согласилась. Потом еще что-то и еще… это ведь всегда зависит от общества: если оно принимает вот такое открыто или молча, шаг за шагом общество будут прогибать. Вот так Россия и пришла к такому уровню гомофобии, которая есть сейчас“.
 

Михаил: “В пояснении к решению была высказана еще мысль о том, что гомосексуальные семьи не настоящие. Это было обидно и возмутительно в тройне. Что такое вообще семья? Израиль пошел настолько далеко, что признает гражданские союзы, и это очень правильно! Однако не признавать официально зарегистрированный брак в однополой семье, закрыть лаза на то, что люди любят друг друга и хотят полноценную семью, - это крайне странно. Почему должны защищать свое собственное право на детей?  Вообще бороться в цивилизованной стране за свои базовые права – это дикость.
 

Конечно это еще не российская позиция по данному вопросу, но очень напоминает ее развитие. Мы рассматриваем запрет на право усыновлять детей как первый тревожный звоночек. Если общество не будет сопротивляться, нет гарантии, что гайки не будут закручиваться все сильнее. Мы знаем, мы это уж проходили“.
 

Ребята настроены решительно: они готовы выходить на акции протеста и отстаивать свое право на усыновление детей. Однако вряд ли это касается одной отдельно взятой пары, интересы которой оказались затронутыми. Готово ли израильское общество, откашлявшись, поинтересоваться, в чем именно заключается неблагонадежность однополых пар и их не надежность в вопросе усыновления и воспитания детей? И если они и правда не достойны, не слишком ли лицемерно принимать такое решение всего через несколько недель после проведения очередного парада гордости?

 

Опубликовано: “Окна” еженедельное приложение к газете Вести. 20 июля 2017
Публикация: http://www.vesty.co.il/
 
Автор: Севиль Велиева
Фото: Таль Шахар

24.07.2017

Полезные статьи