Скорбь, которой не видно

В Израиле, перед  Днем Независимости, отмечают день памяти солдат павших в войнах Израиля. В этот день проходят траурные церемонии, но вспоминать принято больше лично, говорить о том кого знал, рассказывать случаи, вешать фото, писать письма. Считается, что это и есть память. ЛГБТ община уже несколько лет собирает письма, посты и истории, рассказывающие о той стороне жизни наших близких, о которой никто не хочет знать, для того, чтобы сохранить настоящую память, о том какими они были. Мы предлагаем вашему вниманию, некоторые из них. Запись в поминальной ленте 2013, оставленная человеком по имени Дрор, адресат не известен:
 

Любимый мой,
 

В этот день я вспоминаю о тебе больше, чем в любой другой день. В этот день, когда весь народ Израиля объединяется со своими любимыми, которые пали в бою, я объединяюсь со своим любимым - с тобой. Я был у тебя на могиле неделю назад, сегодня придти не мог. Ты ведь знаешь, как это, твои родители спросят кто я, и мне нечего будет им ответить.
 

Я постоянно думаю о тебе, любовь моя. Я прокручиваю в голове последний раз, когда я тебя видел. Ты был такой красивый. Тебя не мешало, что ты возвращаешься в армию и выходишь на боевое задание. То задание, с которого ты не вернулся. Я до сих пор помню последнее сообщение, которое ты мне написал: “выхожу на задание, собираюсь сделать нечто хорошее для нашей страны. Люблю тебя. Увидимся на следующей неделе”. Ты меня обманул. Мы не увиделись на следующей неделе, мы не увиделись вообще никогда. Самая страшная часть этой истории, что я узнал об этом по телевизору. Никто не знал о тебе правду, о нас. И вот я вижу,  в прямом эфире показывают твое фото. Мне казалось, что я брежу. Я не поверил своим глазам. И вдруг слезы начали течь из глаз, они возвращаются и сейчас, когда я пишу эти строки. Как ты мог просто исчезнуть . Как  я не увижу больше твою улыбку. Как я не проснусь рядом с тобой еще одно утро. Как я буду дальше.
 

Твои похороны разбивали мне сердце. Твоя мама говорила слова об утрате, которые ранили. Командир говорил о тебе и плакал. Я тоже хотел сказать , но не мог, потому что нельзя. Я дождался, когда все уйдут, вернулся к могиле, и сказал тебе все что хотел сказать. У меня было желание раскопать могилу и обнять тебя хотя бы еще раз.
 

С тех пор прошло уже достаточно много лет. Недавно я усыновил мальчика и назвал его твоим именем. Я ращу его один и надеюсь, он вырастет похожим на тебя. Любовь моя, я надеюсь, что ты видишь меня иногда и уверен, что всегда бережешь. Береги еще и моего маленького сына, нашего сына. Я люблю тебя и никогда не перестану любить”
 

 

А это письмо пришло год назад в организацию ЛГБТ военнослужащих. Публикуется на условиях анонимности.

 

“ Я любил своего старшего брата и хотел быть во всем на него похожим. Я частенько таскал его вещи, хотя они были мне очень велики. Любил сидеть в его комнате, наверно это болезнь всех младших братьев. И признаюсь, иногда , я любил порыться в вещах. Мне хотелось знать все тайны, абсолютно все.
 

Однажды я залез в самый уголок шкафа и нашел там маленькую коробочку, а в ней какие-то значки и свернутый радужный флажок. Конечно я знал, что это значит, и конечно никому не рассказал. А про себя подумал, какая разница, мне все равно, и я буду любить своего брата также как и раньше. Мне было любопытно, хотелось задать столько вопросов, но я решил, что придет время и он сам мне все расскажет.

Но он погиб и уже не расскажет никогда. И некому задать мои вопросы. Я так хотел быть похож на моего брата, но оказалось, что я совсем его не знал. Где он бывал, кто его настоящие друзья, о чем он думал. А может он кого-то любил. Сейчас мне уже не все равно. Огромная часть его жизни была скрыта от посторонних глаз, и все что от нее осталось теперь, только свернутый радужный флажок в маленькой коробочке”

 


04.05.2017

Полезные статьи