«Мне проще говорить, что у меня нет гендера» — история небинарной харьковчанки

Катерине Шиловой – 20 лет. Она просит не называть ее девочкой и представляется небинарной персоной
 

Катерина говорит, в какой-то момент почувствовала, что ей некомфортно ассоциировать себя с девочкой.
«Я очень долго думала, кто же я? Подумала, может, мне удобнее чувствовать себя парнем. Но поняла, нет это мне не подходит. И каждый раз, когда я пыталась определить себя в какую-то рамку, мне было дискомфортно. Мне проще описать не кто я есть, а кем я не являюсь. Мне проще говорить, что у меня нет гендера, то есть небинарность».
 

В 10 классе Катя впервые влюбилась в девушку. Тогда она начала бороться с появившимися чувствами и пыталась от них избавиться.
 

«С самого начала, когда я начала осознавать свою гомосексуальность, меня очень поддержали мои школьные друзья. Первая влюбленность у меня была в 10 классе, я не понимала, что это была влюбленность. Мне казалось, мне нравится эта девушка. Мне хотелось больше с ней много времени проводить. Потом мне начали сниться сны, как мы целуемся. И я думаю, о Боже, нет, со мной такого не может произойти. Не принимала это в себе. Я была христианкой, религиозной персоной, я пыталась избавиться от этого, искала в интернете, как перестать влюбляться в девушек. Но у меня были две подруги в школе, которые говорили: «Катя, все нормально, это ок». Потом я это сама в себе приняла. А потом уже, вспоминая моменты жизни, я поняла, что я и раньше влюблялась в девушек, просто я не понимала, что это была влюбленность».
 

Своей небинарности Катя не скрывает. О ее гомосексуальности знала и руководительница дипломной работы. Впрочем, и сам диплом был посвящен теме привлечения средств для организаций, которые занимаются проблематикой ЛГБТ + сообщества. По мнению Кати, настороженность и агрессивность по отношению к ЛГБТ-людям существует в обществе из-за боязни неизвестного и недостатка информации. Гомосексуальные люди стали видимее, но они еще не имеют права на брак и совместное воспитание ребенка. Заявить о своих правах представители ЛГБТ + сообщества могли на «КиевПрайд».
 

«КиевПрайд – это всеукраинское событие, которое больше всего актуализирует проблемы ЛГБТ КИА + сообщества. Это место, где мы можем поговорить о своих каких-то внутренних проблемах, место, где мы можем заявить о себе. В рамках КиевПрайд, это целая неделя, очень много событий, дискуссий, у нас была платформа региональных инициатив, где мы могли обменяться опытом, были мастер-классы. Было дружественное пространство, на которые приходили ЛГБТ friendly организации.
 

В КиевПрайд Катя принимала участие второй раз. В прошлом году она была участницей, а в этом – волонтеркой безопасности. «Это то место, где мы говорим о себе, заявляем о себе. И марш, как последнее событие, где мы можем показать себя в городском пространстве, мы есть, мы разные, мы идем и мы есть».
 

В дискуссии, которой Катя принимала участие, обсуждалось отсутствие законодательной базы для гомосексуальных пар относительно имущества и воспитания ребенка в случае смерти одного из партнеров. КиевПрайд и другие мероприятия с участием ЛГБТ-людей способствуют привлечению внимания к подобным вопросам. Так в Харькове 17 мая в международный день противодействия гомофобии, бифобии и трансфобии представители ЛГБТ  пытались показать, что у гомосексуальных людей нет доступа к  институту брака. У центрального ЗАГСа планировалось провести перфоманс «Бракосочетания девушек». Но организаторам даже не дали его начать.


«Пришли оппоненты, сожгли наш флаг, запшикали баллончиком одну девушку, которую мы до сих пор не можем идентифицировать. Мы сейчас ведем работу с тем, чтобы это преступление призналось как преступление на почве ненависти против ЛГБТ + сообщества. Но самая большая проблема в том, что они квалифицируют наши заявления как преступление против полицейских. Потому что некоторых полицейский облили зеленкой. И даже не хотят это квалифицировать как «хулиганку». У меня есть такая радужная мечта, что все-таки удастся создать первый прецедент по 161 статье. Это как раз статья, где преступления на почве ненависти. Там прописаны признаки, по которым можно квалифицировать это преступление. Там этническая ненависть, расовая, но не прописана сексуальная, гендерная идентичность. И у нас в Украине пока еще нет ни одного прецедента, чтобы преступление на почве ненависти против ЛГБТ было квалифицировано как преступление на почве ненависти», — рассказывает Екатерина Шилова. Она считает, что толерантному отношению к гомосексуальным людям может способствовать большее количество информации об их жизни и несовершенстве законодательства в отношении ЛГБТ-людей
 

Чтобы быть толерантнее и больше знать о проблемах, с которыми сталкиваются гомосексуальные люди, психологи центра психологического развития «Разом» недавно прошли тренерские курсы по работе с представителями ЛГБТ сообществ. С 90-х годов в мире гомосексуальность не признана нарушением, рассказывает руководитель центра Ольга Клименко.
 

«Выведено из международного классификатора болезней, МКБ 10, последнего как нарушение и болезнь. И в цивилизованном мире, культурном мире, гомосексуальные люди воспринимаются также как и гетеросексуальные люди, в первую очередь, как люди. Гомосексуальностью нельзя заразиться. Это важно понимать. И те от 4 до 10%, которые есть, их больше не будет, неважно говорим мы об этом или нет. Но если мы об этом говорим и принимаем людей такими, какими они есть, им легче социализироваться в обществе. И самому обществу от этого только лучше, потому что оно становится сильнее и здоровее, и более развитым», - считает руководитель центра психологического развития «Разом» Ольга Клименко.

Источник: https://hromadskeradio.org/


02.07.2017

Полезные статьи